1

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:41 

твои океаны все полны китов и дельфинов
в моих морях под кожей никто не выжил

Дорогой дневник,

Мне страшно пусто. Внутри моей груди что-то сломалось, и я не могу заставить себя чувствовать хоть что-то. Я просыпаюсь и живу по инерции, и, когда пишу эти слова, понимаю, что повторяю их раз за разом, как молитву или мантру. Будто, если я произнесу это определенное количество раз, если буду повторять достаточно усердно и часто, то проблема растает, как тает утренний туман к обеду, и больше я никогда не вспомню ни о своей неправильности, ни о своей поломанности, ни о своей разъедающей все изнутри пустоте.
Я улыбаюсь и смеюсь с людьми, но эти действия происходят сами по себе, а я сам по себе. Стоит позволить себе забыться на одно мгновение, пустота и безразличие охватывают меня, как жадные звери или смертное полотно.
Недавно, у меня тряслись руки от волнения. Мозг орал о том, что нужно торопиться, что всё выходит из под контроля, что я снова всех подвожу.
Я остановился на секунду и прислушался к себе. Я не мог заставить себе переживать даже на долю секунды.
Всё, что происходит, происходит не сейчас и не со мной. Вечная отрешенность в действиях и мыслях истощает.
У меня нет сил сопереживать другим и себе.
Я просто хочу, чтобы всё это закончилось.
25.10.2017.
Мартин.

22:22 

Гори, гори ясно!
Чтоб не стало грустно когда погаснем

Дорогой дневник,

Я опять чертовски долго не писал сюда. Даже не знаю, почему так получается. В какой-то момент мне стало дико стыдно за все эти простыни (и полупростыни, и четвертьпростыни, и однострочные крики в никуда), что я здесь оставил. Мне стыдно их перечитывать и стыдно вспоминать, о чем я думал, когда писал их. Впрочем, думаю, это не особо изменится и со временем. Знаешь, я веду тебя уже почти два года, и был уверен, что в итоге разочаруюсь и быстро брошу, но что-то не сложилось. В конце концов, всегда возвращаешься к тому, с чего начинал, не так ли?
Я не знаю, что рассказать, потому что мое лето проходит рутинно и однообразно, чему я рад, как никогда. У меня не хватает сил даже думать, просто существую по инерции и наслаждаюсь этим. Мне нравится иметь такой пассивный способ отдыха, когда ты не вертишься, как белка в колесе, когда не держишь в голове ответственность за дела, не держишь в голове обещания и не строишь на завтрашний день планы таким образом, чтобы не расплакаться от усталости и не начать нервничать до момента, когда не замечаешь, что орешь. Это хорошо, это возможность собрать себя в жалкое подобие целого пазла и весь год работать, как с пропеллером, но. Но. Мне это успело осточертеть. Я понимаю, что особо дальше возможности не будет вот так проваляться в четырех стенах все лето, но все еще хочется найти себе занятие по душе и высвободить себя.
Знаешь, дневник, общаясь с Лизой, я открыл для себя кое-что важное. Не знаю, как так вышло, но она написала мне длинную простынь, где объясняла, почему мне стоит перестать зажиматься в общении с близкими людьми и что всем бывает тяжело. Так вот, я понял, что рядом с остальными чувствую себя мёртвым и пустым. Я рад, когда они рады и грущу, когда грустят они, но их эмоции, чувства и мысли кажутся настоящими, неподдельными, искренними и красивыми, в то время мои - всего лишь жалкое подобие, которое кто-то неаккуратно перенес через копирку и делает вид, будто так и нужно. Не знаю, когда именно во мне что-то защемилось и поломалось. С Геком у меня не возникало таких мыслей. Наверное, потому что он отчасти такой же.
И, наверное, поэтому мне нравится состояние опьянения. Я могу позволить себе не обдумывать каждый слог, который слетит с моего языка, могу надолго залипнуть в одну точку, а потом несмешно пошутить и сам же начну хохотать от своей шутки. Когда ты пьян, все становится проще и не важно. Но даже так, не могу заставить себя быть стопроцентно искренним. Не могу даже с близкими людьми, потому что я должен быть хорошим. А каким же хорошим может быть такой, как я - жалкий, неуверенный и смутный?
Недавно дочитал "Территория команчей". Она о войне, не о Великой или Всемирной, а об относительно недавней. И я давно не чувствовал ничего подобного. Просто впивался взглядом в строки, ловил знакомые термины и ситуации, и понимал вот что. Кто-то переживал и переживает то же самое, что сейчас делаю я. Это не я один такой неправильный и драматичный, есть те, кто может меня понять. Он тоже не будет просто делать вид, что знает, о чем я и сочувствовать, он правда знает. И это заставило меня восторгаться. Я захотел её прочитать ровно через секунду после того, как закончил, потому что этого мало. За все эти три года было так мало людей, которые действительно могли понять, и даже с ними нельзя поговорить. Потому что, когда драма льется из всех дыр, тебя начинает тошнить. Недавно были с Лизой на концерте Чичериной (которая, к слову, оказалась солнечной и мягкой), и перед ней самой были люди, которые пели о войне. Мы с Лизой переглянулись и закатили глаза. Нам противен весь этот пафос, вся эта показательная скорбь, которую упоминают при каждом удобном случае, как неудачная рекламу. Я посмотрел на людей, которые стояли за мной. Знаешь, у некоторых из них было очень сосредоточенное и серьёзное лицо, они хлопали, поджимая губы и глядя на певца с искренним восхищением.
Почувствовали ли они тогда то же самое, что почувствовал я? Поняли, что не они одни чувствуют то, что чувствуют?
Потому что, на самом деле, чертовски важно, хотя бы внушать себе, что ты не один и есть люди со схожим опытом и чувствами.
Даже если это не так.
19.07.17.
Мартин.

21:07 

ты смеешься так звонко над тем, что остался один.
дождь хлестал по щекам, бил ветер стёкла витрин.
а я слышал, как внутри тебя бился хрусталь

пожалуйста перестань

Дорогой дневник,

Сейчас я очень устал, но давно хочу сюда что-нибудь написать. Странно, как у меня хватало сил писать длинные простыни почти ежедневно, если сейчас еле могу раз в месяц выдавить из себя хоть что-то.
Скоро многое переменится. Эти перемены зреют, как бутоны тюльпанов, наливаются, как яблоки ближе к осени, и осталось совсем немного времени до того, как это самое яблоко с треском упадет на землю и разобьется. Мне страшно, но в то же время любопытно.
Я теряю себя с любимыми людьми, потому что хочу быть для них любимым. Хочу быть хорошим, веселым, смешным и просто человеком, которого хочется видеть рядом. Хочу быть жилеткой, которая никогда не жалуется сам, хочу, чтобы меня не ранили словами, или не увидели. Чаще всего получается. Но будет ли смысл притворяться с людьми, которых я не знаю? Или смысла будет лишь еще больше?
Я не знаю, дорогой дневник, но очень хочу узнать.
Хочу узнать, что хоть чего-то стою.
Уже который день пытаюсь написать что-то хорошее, чтобы мне действительно понравилось. Либо пишу несколько слов, либо абзацы, которые сразу же стираю и закрываю документ. Это не творческий кризис, это уже банальная неспособность создавать что-то годное настолько, чтобы этим можно было делиться.
Иногда мне бывает трудно. Трудно получать тонны чужих эмоций, отрицательных особенно, и быть неспособным что-то сделать. Но эти эмоции со временем проходят у их обладателя, а я так и стою, оглушенный этим потоком и неспособным собраться с мыслями. А потом пытаюсь выдавить хоть что-то из себя, а получаются лишь капли, жалкие и слизкие, сползающие вниз и оставляющие за собой жирный след. Или, еще чаще, ничего не получается. Лишь пустота. Она давит на мою грудную клетку изнутри, но её ничем не смыть и не вымыть. Остается только чувствовать, что с тобой что-то не так, бледно улыбаться и ждать, когда это пройдет.
Оно проходит, но всегда возвращается, как старый друг. Разводит внутри костер, делает себе чай и смотрит с насмешкой.
Будто это чувство может не вернуться хоть раз, хах.
08.04.17.
Мартин.

23:13 

дверь в кинозал скрипит в такт моим нервам,
Я по счету второй,
А, может быть, первый.

Дорогой дневник,

Все мультфильмы и фильмы, где в конце оказывалось, что поможет только вездесущая сила любви с детства казались мне ложью. Не подумай ничего неправильного. Я люблю и меня любят. В романтическом и не романтическом контексте. Но любовь - этого недостаточно. Это важно, безмерно важно, но равносильно строительству дома, при этом не подготовив фундамент.
Прости господи, я выражаюсь как в дурных школьных сочинениях. Мне стыдно за самого себя сейчас.
Я думаю, что без любви можно прожить. Но без доверия, уважения и понимания - нет.
С другой стороны, я не могу вспомнить периода, когда совсем не любил. Начиная с Аметиста, я почти постоянно был влюблен. Чувства вспыхивали во мне, как мотыльки, и так же быстро исчезали.
Если честно, мне это даже немного нравилось.
Сейчас уже конец марта, совсем скоро будут экзамены, а потом лето. Нужно уже начинать подготавливать себя к ВУЗУ, морально и физически. Странно подумать, что он будет только через два года. Он всегда казался таким далеким и почти несбыточным, а тут еще немного - и всё, вот оно.
Как будто с поступлением в ВУЗ и с изменениями в моей жизни поменяюсь я, хах.
Хочу Полину. Хочу к Полине. Хочу обвить руками её шею, прижать к себе, хочу зарыться носом в её мягкие волосы и целовать, пока хватит дыхания.
Хочу, чтобы мне наконец-то хватило смелости поговорить с ней об этом.
26.03.17
Мартин.

20:27 

От жажды веры излечись – поверь себе,
От жажды боли – возведи себе костер.

Дорогой дневник,

Весна ворвалась в календарь как-то неожиданно быстро для меня. И я, признаться, совершенно к ней не готов. У меня вмест крови всё еще кусочки льда перемешаны с грязной мутной водой, а голова покрыта инеем.
Устаю от всего. Пока я с людьми, разговариваю, шучу и смеюсь сосущее чувство пустоты не тревожит меня. Почти. Перефразирую: тревожит ровно настолько, чтобы я мог игнорировать его. Но стоит мне отойти от компании, выпасть из диалога, просто глянуть не туда, меня порабощает это отвратительная смесь. Я даже не могу её описать - паника, стоящий в горле ком, желание разрыдаться, грусть, гнев, обида, страх.
От этого состояния уже тошно.
Но, хэй, с каких это пор я могу жаловаться. Стоит глянуть на остальных и поймешь, насколько хорошо живешь.
Кто-то остался без члена семьи, кто-то пребывает в депрессии и апатии, кто-то настолько устал, что может только плакать. Так, милый мой, чем же твои душевные состояния лучше, точнее, в данном случае хуже, чем их? Чем же ты можешь похвастаться так, чтобы на твою боль купились, прижали тебя к себе и наплели тебе на ушко всякую чушь искренним голосом, расскажи мне?
Чем твоя душа заслуживает хоть чего-то большего, чем любая другая?
Ничем.
Поэтому закрой рот и терпи.

Всё больше и больше я сближаюсь с Лизой, и это еще одна причина моих беспокойств. Дорогой дневник, она похожа на солнце, которое светит слишком ярко. Настолько, что освещает даже самые темные уголки чужой души. Но солнце не светит для какого-то индивидума, оно дарит свое тепло всем.
Я боюсь, что история повторится. Я боюсь, что, как только я доверюсь и начну чувствовать себя в порядке рядом с ней, я внезапно пойму, что никогда и не был по-настоящему рядом. Что я - это просто очередной знакомый, которому она не может отказать из вежливости. Или, что еще хуже, что она сделает несколько шагов вперёд, а мне останется лишь смотреть ей в спину.
Лопатки у неё красивые.

Всё также думаю о Полине практически круглосуточно. Вспоминаю её.
Хочу к ней.
Мартин.
05.03.17

20:04 

Я расскажу о человеке, которого теперь уже нет, его уже не существует, в смысле – он был, раньше, а теперь его не стало, но этого, кроме меня, никто не заметил. И когда я вспоминаю о нем или рассказываю про него, я говорю: «Я подумал… или я, там, сказал»… И я все подробно помню, что он делал, как он жил, как думал, помню, почему он делал то или другое, ну, там, хорошее или, чаще, нехорошее… Мне даже стыдно за него становится, хотя я отчетливо понимаю, что это был не я. Нет, не я. В смысле – для всех, кто меня знает и знал, – это был я, но на самом деле тот "я", который сейчас это рассказывает, – это другой человек, а того уже нет и у него уже нет шансов вновь появиться…
Е. Гришковец

20:49 

Дорогой дневник,
Я устал жить, сравнивая всё и всех. Это происходит уже инстинктивно - я смотрю на детей и думаю, что "вот я в их возрасте...". Это не отдает маразмом и ностальгией, как у стариков, скорее стыдом и сожалением. Стыдом - потому что эти самые дети всегда оказываются несколько лучше, веселее, милее, красивее и в целом лучше, чем я был в свое время. А сожалением даже не могу сказать, почему.
Наверное, стыд, сожаление и тревога - это три эмоции, которые преследуют меня практически постоянно.
Нет никаких сил себя жалеть, а я всё еще жалею. Забавно получается, да? Драма давно уже стала неотъемлемой частью моего мировоззрения. От этого устаешь еще больше, потому что то, что ты считал катастрофически ужасным на самом деле сущая мелочь.
Мне не нравится чувствовать себя неправильным. Но я ничего не могу с этим поделать. Хочется срывать с себя куски кожи, с надрывом рыдать, хвататься за близких людей, но какое я имею на это право? Не знаю.
25.02.17
Мартин

20:33 

Здесь неуместна жалость,
за что, скажи, меня жалеть?
Пусть у меня нет шансов,
но я могу тебя развлечь…

Дорогой дневник,

Долго хочу сюда что-то написать, но сейчас не могу подобрать слов. И почему нет диктофона, который бы записал все мои внутренние монологи, подправил бы и выложил сюда?
Есть много вещей, которые пугают меня с самого детства. Большинство из них банальны - я боюсь темноты, боюсь упасть на льду и сломать себе что-то, боюсь высоты, боюсь незнакомцев. Но, знаешь, что в детстве меня больше всего пугало? Тот факт, что твой разрушенный мир ничего не значит. Что когда вселенная для тебя трещит по швам и осыпается на мелкие камешки мироздания, а тебе остается только смотреть - никто тебя не поймет. Даже самый близкий человек будет видеть свой мир по-другому, и для него все будет целехонько. Эта несправедливость и одиночество всегда меня пугали.
А еще меня пугает сама идея того, что со временем все наладится. Что кирпичи и камешки окажутся на своих заслуженных местах, что спустя долгое время от этой развалюхи не останется и следа. Но почему никто не спросил меня, хочу ли я этого? Жить в своих развалинах и знать, что вот это-то ты заслужил для меня намного привлекательнее.

Хочу спрятаться, зарыться во что-то мягкое и теплое, хочу заснуть. Надолго.
В канун Нового Года за окном, как обычно, горланили грады. Я сказал ей о том, что это не фейерверк. Она сказала, что ей плевать и поцеловала меня. Это казалось мне таким странным тогда (да и сейчас) - целоваться, пока за окном творится какой-то ужас. Наверное, есть разные виды ужаса - тот, который творится вне тебя, и собственный, внутренний. И как только получается затмевать внутренний, тот, что происходит в загадочном "где-то там" уже не играет никакой роли.
Знаешь, я и правда совершенно её не заслуживаю.
01.02.17.
Мартин.

19:25 

Людям страшно - у меня изо рта
шевелит ногами непрожеванный крик.


Дорогой дневник,

В дни, когда мне лучше всего думается, всегда страшно тебя касаться. Наверное, дело в том, что некоторым мыслям стоит оставаться мыслями, никогда не выходить на белый свет, чтобы не быть осмеянными и оплеванными.
Сейчас я не совсем знаю, что сказать, если честно. Вчера бы это получилось намного лучше, но, увы и ах.
Хочу писать красиво и вкусно. Хочу хотя бы пытаться писать красиво и вкусно, не натыкаться на шероховатость собственных предложений, хочу, чтобы слова вместе создавали прохладный мрамор, по которому можно легко провести рукой. Пока, очевидно, не получается.
Знаешь, дорогой дневник, "грош цена" - это очень громкое словосочетание. Не думаю, что оно мне подходит. Дело в том, что я не стою и гроша, и копейки не стою. И все мои истерики, все шутки, все, что я когда-либо написал, нарисовал, сделал руками, все, что я когда-либо сказал или сделал в принципе - все это не стоит ровно ничего и никому не нужно. Ценность всех этих вещей исчезает, стоит пройти секунде после их рождения, и я искренне не понимаю, почему продолжаю что-то делать.
Я становлюсь человеком без мотивации и желания, проще говоря, тем, кого я всю жизнь откровенно презирал. Страшно от этой мысли, но глубоко внутри я знал, что в итоге все приведет к этому. У некоторых историй есть только один исход, и никакой альтернативы. Думаю, это как раз тот случай.
Снова становится тяжело спать. Дело даже не в том, что перед сном меня не покидает чувство тревоги, не в том, что снова просыпаюсь в определенное время, как по будильнику. Вчера в сердцах написал Мише ночью, что надоело видеть, как близкие мне умирают. Утром я этого устыдился.
Не хватало еще орать о собственной слабости. Можно растрещать о том, что тебе плохо каждому встречному, можно ходить по улице с огромным плакатом, можно плакать, не останавливаясь. Но толку от этого не будет хотя бы потому, что ты, милый мой, никому и не сдался такой. Никому не нужны твои громкие слова и жалобные выражения и без того не самого привлекательного лица, как бы ты не старался. Ладно бы у тебя была жалобная история за плечами, красивое личико, милый характер. А так - никому. Уж когда ты ноешь - точно.
Будет ложью сказать, что я один. У меня есть Полина. У меня есть Гек, Миша, ребята из ШГР, Юки и Дрим. Я ведь не один, правда?
Правда?
Смотрите-ка, как мило получается добавлять в текст драматичности с помощью абзацев и немного поэзии Маяковского. Дамочки, берегитесь, в этом дневнике пишет настоящий король Драмы!
Боже, какой бред. Честное слово, это выглядит жалко. Впрочем, когда это я в последнее время не выглядел жалко?
Скучаю по Полине. Мы почти не говорим, а если и говорим - то все не о том, о чем хочется, не о том, о чем надо, а о каких-то глупостях, если честно. В очередной раз чувствую себя бесполезным. Хочу, чтобы она меня пожалела. Да, может, это и отвратительно. Очень модно нынче заявлять, что никому не нужна жалость. А я, вот, хочу. Совсем немножко. Чтобы приголубили, прижали головой к груди, сказали, что я самый-самый, сказали, что всё обязательно будет хорошо, что все, кто делает мне больно - мудаки, да и вообще все мудаки, что и я мудак, и ты мудак, только все остальные мудаки будут несчастными, а мы с тобой счастливыми.
Хотеть не вредно, как говорится, вредно не хотеть.
А можно мне ничего не хотеть, пожалуйста? Ничего не чувствовать, ничего не хотеть, иногда что-то есть по инерции (а иногда и не есть), много спать, делать какие-то дела, говорить с какими-то людьми, а потом в тишине собственной комнаты загибаться от тоски, которая каждый раз непременно возвращается? Впрочем, чего уж тут просить неясного мне самому читателя.
Я ведь так и живу.
Эти излишне драматичные абзацы меня откровенно веселят, но я не хочу прекращать писать. Во-первых, потому, что, кажется, разучился писать много, и действительно хочу вернуть себе это умение (хотя сейчас получается откровенный бред). Во-вторых, потому, что это откровенный бред сейчас откровенно некому слушать, и раз уж есть возможность вывалить всё и сразу, то грешно будет ею не воспользоваться. Вспомнился момент, когда в "Унесенной Призраками" Тихиро в ванне отмывала повелителя Реки. В один момент она потянула за велосипед, и все купальни залило откровенной грязью, которую потом пришлось убирать. Знаешь, а ведь это неплохая метафора для этого дневника. Благо, никакому постороннему убирать всё это не нужно, я и сам прекрасно справляюсь, спасибо.
Хотя, кого я пытаюсь обмануть. Конечно, я не справляюсь. И никогда не справлялся, если быть откровенным. У меня никогда не получалось хорошо врать, хорошо быть честным, убирать, готовить, взаимодействовать с людьми - все это мне не под силу. Что же мне тогда под силу?
Задавать риторические вопросы, ныть и ждать. Очевидно, это и есть удел моих высших способностей. Мое предназначение, ради которого меня Вселенная послала на эту грешную землю.
Радует, что я с ним отлично справляюсь.
08.01.2017.
Мартин.

15:14 

в детстве, прожив две недели у подножья гор в яблоневом саду, слишком большом для моих пуговок-глаз, я поняла одну важную вещь — всему нужна опора.

ветки восточных деревьев касались земли, стволы склонялись под тяжестью полупрозрачных плодов, как люди под тяжестью лет.

так и мы не можем держать спину прямо, когда так много чувств и мыслей созревают и тянут нас к трезвой и честной почве, сгибают, скрывают наше лицо.

нам нужна опора.

нужен кто-то, кто будет собирать все эти переживания, кто будет питаться ими, распихивать по карманам, мешкам и банкам.

нужен кто-то, кому вся наша головная боль отдает в сердце.
кто-то обладающей огромной силой, чтобы поднять наши руки.

14:52 

But do not ask the price I paid
I must live with my quiet rage
Tame the ghosts in my head
That run wild and wish me dead

Дорогой дневник,

Писать тебе почему-то стало обязанностью. А я, как помнишь, очень умело избегаю обязанностей. Уже который день хожу с мыслью "Надо что-то написать, нужно, обязательно нужно". Когда-то приятный и помогающий мыслить процесс становится очередной тягостью, которая кажется совершенно бесполезной сейчас. Пишем для будущих поколений, видимо. Ну, в данном контексте - конкретно одного поколения конкретно одного меня. Не дай эру я кому-либо расскажу о своем дневнике. Не дай эру.
Сейчас очень популярно говорить, что человек, выбирающий что-либо или же просто живущий, стоит на распутье. Что каждая дорога ведет куда-то, куда ты можешь прийти. К новому распутью ли, к счастливому финалу ли - об этом говорить не принято, да и каждый сам понимает, что тут уж вопрос контекста. Так вот, к чему я сейчас. У меня нет ощущения распутья. Мне кажется, что я бегу от всего, от чего только можно бежать. Бегу быстро, не оглядываясь, подальше от прошлого, забот, обязанностей и проблем, подальше от всего живого. А потом я поднимаю взгляд и понимаю, что за все то время, что бежал, не продвинулся вперед и на миллиметр.
Но, кроме того, временами мне начинает казаться, что я даже не бегу. Просто бесперспективно волочусь вперёд.
Представляешь, как только я дописал предыдущий пост с неделю назад, мне позвонила Полина и счастливо заявила, что приехала. Я думал, меня удар хватит сразу же. Серьёзно, дорогой дневник, она станет причиной моей ранней седины.
Это была волшебная неделя. Мне всё еще приходилось ходить на учёбу. Я приходил, что-то ел и падал в её объятия. Я не хотел вылезать из её рук. По утрам я гладил её щеки кончиками пальцев, вдыхал терпкий запах её сигарет. Я почти всегда пытался к ней прикоснуться. Знаешь, это из серии "сделать все, что дозволено сейчас, чтобы потом не жалеть". Я пока не жалею.
У меня чувство, будто всю неделю я пытался отдать все, что у меня вообще есть. И, вместо того, чтобы жадно выскребать все мое естество ложкой, она просто молча принимала и благодарно отдавала что-то взамен. Кажется, я снова слишком драматизирую. Сейчас я чувствую себя довольно пусто, но по-хорошему пусто. Мне не хочется плакать или тосковать. Просто хочу наслаждаться этим чувством, прокручивать в голове воспоминания, как пластинку. Вспоминать её руки, губы, шею, вспоминать всю её. Говорю как старый маньяк, если честно. Хах, не говорите только никому.
Не знаю только, что еще написать.
Прошлое вросло в меня, как старый дуб в свежую почву. Должен ли я чувствовать себя виноватым за то, что чего-то не сделал? Должен ли я извиниться? Смириться? Забить? Волноваться? Я не знаю, дорогой дневник. Это немного беспокоит меня сейчас, но мне нужно время. чтобы найти на все эти вопросы ответ, который хотя бы приблизительно покажется правильным.
С другой стороны, кого я пытаюсь обмануть. Единственным путем, который я выберу, будет бездействием.
Как будто это новость.
02.01.17.
Мартин.

14:12 

Thought to myself “I’m okay, I don’t feel a thing”
But, in the end, there’s a drag weighing down on me
Running on ahead again, you seemed to escape
Every step, never touching down
Couldn’t do a thing but stare without a sound

Дорогой дневник,

Я очень устал, даже если ничего не делал. Пытаюсь не замечать того факта, что с каждым днем все чаще мне становится трудно сделать вдох полной грудью, что я опять тону в тревожности и не могу ничего с собой поделать, когда просыпаюсь посреди ночи с бешено бьющимся сердцем и паническим страхом. Не могу понять, чего боюсь. О, расскажите мне, пожалуйста, об этом загадочном Нечто, которое вызывает во мне столько страха.
А когда я не чувствую паники, я не чувствую, в целом, ничего.
Недавно выбрался с Лизой за покупками. Уже второй год ходим вместе под Новый год, вместе покупаем сюрпризы своим подопечным, хах. Я так долго с ней не общался, что почти соскучился - у меня катастрофически не хватает сил ни на что, кроме жалости к себе. Мы просто ходили от магазина к магазину, бесконечно долго рассматривая самую огромную чушь, что только можно продавать. Под ногами скрипел снег. Света становилось все меньше и меньше, загорались желтые фонари, которые я так ненавижу. Я выдыхал пар и мне было очень тепло. Лиза была рядом, мы говорили обо всем на свете, но, в основном, конечно, о нашей компании. Под конец она обняла меня и сказала, чтобы я поскорее разбирался со своими делами. Сказала, что меня ждут.
На секунду мне показалось, что тиски в моей груди ослабли. Сейчас они, кажется, давят только сильнее.
Сегодня приезжает Полина. Я проснулся с мыслью, что она может попасть в автокатастрофу, и не могу заставить себя не думать об этом. А еще - не думать о ней в целом.
Подумать только, я действительно её увижу.
Мне очень сложно смириться с мыслью, что вот он я - не лучше и не хуже. Сложно принять то, что я не особо талантлив, не особо красив, не обладаю чувством юмора, пониманием, сочувствием, чем-либо еще, у меня нет историй, которые можно рассказывать, сидя у костра, нет безупречного чувства вкуса, нет огромного запаса энергии, которым я могу делиться со всеми, нет цели, к которой я могу идти, нет ни крутой, ни отстойной жизни, а есть просто жизнь.
Я пытаюсь писать красиво и излагать свои мысли грамотно, но главная часть предыдущего предложения - "пытаюсь".
Я не скатываюсь в депрессию или уныние, я не чувствую удушающую безнадежность и бессмысленность всего происходящего. Наверное, лучше бы чувствовал. Вместо этого окружающее меня - рутина, в которой я стою по колено, и все никак не могу выбраться.
Или просто не хочу?
24.12.16.
Мартин.
P.S. С Рождеством.

13:05 

я, например, месяцами ничего не чувствую. меня ничего не ранит, меня ничего не печалит, и никто не может сделать мне больно. и я живу размеренной спокойной жизнью, где я отвечаю на письма и жму людям руки. и, когда нужно, я могу сказать “нет; и, когда нужно, я могу позаботиться о себе.

а потом происходит какая-нибудь незначительная ерунда, и я захожусь лающими рыданиями, и я не могу остановиться, и тоска кажется мне такой глубокой и бесконечной - бесконечной и во времени, и в своем масштабе - я не могу справиться с ней. и тогда я делю ее на мелкие части, я прячу ее по разным местам и надеюсь, что теперь, разорванная и обезглавленная, теперь она до меня не доберется.

но она, конечно, добирается, потому что все плохие вещи в жизни повторяются раз за разом, в новых формах, но со старым содержанием.

20:28 

В этот кокон из стёкол и рам
Не проходит тьма или свет
Может будет бабочка там
Может быть, может нет
Может вырастут новые крылья
Красота, доброта
И расправить их будут силы
Может нет, может да

Дорогой дневник,

Я хочу написать тебе уже третью неделю. Это, оказывается, довольно сложно - заставить себя быть откровенным.
Мне стыдно за то, что я тут пишу. Мне стыдно за то, как я живу, с кем я живу и зачем я живу. Мне стыдно за все свое естество, и сколько бы масок я не примерял, сколько бы красивых слов не говорил - мне всё-равно стыдно. Даже сейчас я говорю много красивых слов, но, перечитывая эти строки, не буду ощущать ничего, кроме стыда за собственную излишнюю любовь к драме.
Знаешь, я начинаю вспоминать, что было самым ужасным в моем прошлогоднем состоянии. Мне было грустно, да, тяжко, да. Но... не так, как обычно бывает. Ничего не чувствовать - почти так же ужасно, как и чувствовать всё сразу. Проплакавшись, тебе становится легче. Если же ты остаешься в эмоциональном вакууме, ты можешь лишь тащить эту грудную черную дыру с собой повсюду. Она поглощает всего тебя. Весело? Иногда. Грустно? Временами. Но огромную часть времени ты просто существуешь. Ничего не чувствуя, думая о чем-то будничном, действуя скорее по инерции, чем по желанию.
Это состояние действительно пугает меня, дорогой дневник. Меня преследует ощущение собственной неправильности. Бракованный человек, не способный толком посочувствовать, переживать. Жить.
Начинаю понимать, почему так долго оттягивал разговор с тобой. Если это вообще можно назвать разговором.
Традиционно, абзац о Полине. Ей дьявольски тяжело, и, как бы я не пытался помочь, давай признаем: я не особо помогаю. Черные буковки на белом фоне хоть когда-то по-настоящему помогают вообще? Продолжаю думать о ней почти круглосуточно. Когда не думаю о ней, думаю о вещах, что должен сделать и что не делаю. Вот такое замечательное начало декабря. К слову, сегодня весь день падает снег. Благо, мне никуда не надо, так что временами захожу на кухню и просто смотрю, как он падает.
Не люблю оранжевый свет фонарей. Он напоминает мне о кошмаре. На снегу он выглядит как-то совсем ядовито. Отталкивает всем своим видом.
С каждым годом замечаю, что зима вызывает все меньше и меньше восторга. Знаешь, зимой просто хочется забраться в корку из-под льда и переждать все невзгоды. Но я всё-равно её люблю. Спокойной, размеренной любовью. Наверное, меня успокаивает, когда я вижу собственные обмороженные ладони.
Ведь они в любом случае потом оттаивают.
03.12.16
Мартин.

22:34 

потому что, играя чужую роль, забываешь, что в жизни ты – полный ноль. и твое задание – отыскать в себе силы найти причал

Дорогой дневник

Опять пишу тебе черт пойми как - с телефона, когда глаза слипаются и хочется кануть в сладкие объятия бога сновидений. Конкретно в данную секунду еще хочется избавиться от боли в зубах, потому что, честное слово, у меня от неё начинает болеть не только сама челюсть, но еще и голова. А это вообще не очень хорошо. У меня осталось три подаренных Полиной таблетки обезбола, но я не трогаю их, сохраняя на крайний случай.
Недавно я задумался о содержимом своего рюкзака. Всегда бытулка воды, запасной аккамулятор на телефон, аккредитация, салфетки, блокнот и ручка. Я подумал, что с этим набором можно хоть из дома бежать. Эта мысль меня почему-то повеселила, хотя ничего веселого в ней нет.
Продолжаю восхищаться окружающими меня людьми. Мы всё-таки встретились с Соней. Она похожа на осеннее солнце в сентябре, когда в воздухе стоит запах лета, листья только-только начинают желтеть, но бабье лето уже закончилось и солнце не греет, а лишь тепло гладит кожу лучами. Мне хотелось слушать её и слушать, не переставая. Полина оказалась првва - люди любят поговорить о себе, стоит только дать им повод.
Впервые за долгое время не хочу на учёбу. Вот вообще. Слишком много всего нужно еще сделать - посмотреть, написать, почувствовать. Каникул на это не хватило, а вовремя учёбы не хватит сил. Иногда я чувствую себя виноватым перед Полиной за то, что иду в 10 класс. Она ж в это время махнула в Чнхию и до сих пор там. И я не знаю, смог бы я так, даже если бы был шанс.
Вообще, шанс - это очень растяжимое понятие. Думаю, он у всех есть в какой-то мере. Просто многие предпочитают его игнорировать и ждать нечто большего.
Не хочу скатываться в философию. Хочу переплести пальцы, закинуть на другого человека ногу и заснуть крепким сном без сновидений, чтобы утром проснуться и понять - всё хорошо.
06.11.16.
Мартин

22:43 

А она, смеясь, шагает ко мне
И отраву несет в руках...

Дорогой дневник,

Я не знаю, что сюда писать. Я чувствую, что в порядке. Это меня и пугает.
Бывает ли человек по-настоящему в порядке? Или это просто иллюзия для самого себя, чтобы понять, что может быть хуже. Не знаю. Хочется верить, что так и должно быть. Меня частенько беспокоят всякие вещи, но они действительно не так уж и важны. По крайней мере, я могу делать глубокие вздохи и выдохи.
Иногда я вспоминаю, что со мной было в прошлом году в это время. Мне становится жаль самого себя, хотя уже и не могу воспринимать собственные страдания серьёзно. Так уж случается. Мне просто было долго плохо без особой причины, и я тихонько разваливался на части. Сейчас вроде как удалось все склеить скотчем и суперклеем, но долго ли продержится эта иллюзия? Посмотрим.
Недавно Катя спросила меня, во что я верю. Она, вообще, довольно забавная и интересная. Особенно со своими внезапными вопросами. А еще у неё крайне интересная внешность. Так вот, я как-то совершенно сумбурно попытался рассказать о собственных мыслях на этот счет, но получилось, скажем прямо, не очень. Сейчас попытаюсь возобновить то, что говорил. Я верю в то, что мир находится в равновесии. Равновесии, которое не нарушается. Я верю, что количество плохого и хорошего в человеческой жизни равно, и что оно не обязательно идет поочередно. Может, будет долгая полоса неудач, а после счастье. А еще я думаю, что не существует универсальной цены для того или иного действа. То есть, возможно, для кого-то найденная на улице мелочь расценивается в 1, а для кого-то в 1 расценивается рождение дочери.
Всё, что мы получаем, мы так или иначе заслуживаем.
Довольно несправедливая система, на самом деле. Не думаю, что эта философия сработает, когда у человека огромное горе или что-то такое. Или, может, наоборот, сработает в два раза сильнее. Люди любят убеждать себя в чем-либо.
Если кратко, я верю в Судьбу или Вселенную, можно назвать это как угодно.
А верит ли Судьба в меня? Не знаю.
Тоскую по Полине. По её рукам, обжигающим взглядам и долгим поцелуям. По сигаретному дыму и её хихиканью. У неё есть привычка, когда она смеется, резко наклонять голову. Обычно она утыкалась в мое плечо. Мне безумно нравилось это. И вообще, мне всё в ней безумно нравится. Кроме, пожалуй, того факта, что она иногда слишком много работает и не замечает, что иногда нужно отдыхать. Наверное, это просто я слишком ленивый. Но работать в таких количествах убийственно. Она говорит, что, когда работает, отвлекается от мыслей. Чувствую себя бесполезным. Я не могу спасти её от мыслей, не могу обнять её и не могу помочь ей, когда она просто простудилась. Такое ощущение, что я совершенно бесполезный компьютерный бот, который только и делает, что находится рядом фантомно.
Как отрубленная конечность.
Она говорит, что я - человек, с которым ей наиболее комфортно морально и физически. Я не знаю, как на это реагировать, каждый раз теряюсь, очень долго думаю. Она вообще много чего обескураживающего говорит, а мне остается прокручивать в голове сказанные фразы, обдумывать, краснеть, терять дар речи и думать, что ничем её не заслужил.
Эх. Опять простыни, посвященные ей. Я не жалуюсь, просто... Непривычно, наверное. Главное, чтобы внутренняя зараза не показалась снова, иначе будет крайне трудно самого себя простить. Впрочем, прощают же когда обижаются, верно? Я не обижаюсь. Я разочаровываюсь, что намного хуже.
Кстати, этим летом я познакомился с Соней. Она классная. Но я пока не знаю, чего от неё ждать. И не хочу сильно сближаться. У Алины подруги всегда уводили подруг, и делать это в очередной раз было бы зверством с моей стороны. Я сделаю, как обычно. Иногда буду рядом, а потом исчезну, и никто не заметит, как я уйду.
Роль несуществующего призрака в замке с приведениями мне по душе.
01.11.16.
Мартин.

21:06 

Don't wanna call you in the nighttime
Don't wanna give you all my pieces
Don't wanna hand you all my trouble
Don't wanna give you all my demons
You'll have to watch me struggle
From several rooms away
But tonight I'll need you to stay.

Дорогой дневник,

Весь мой дневник посвящен Полине. Серьёзно, это начинает смешить меня. Забавно ведь, да? Да?
Недавно она попросила меня написать ей к комиксам кое-что. Я помнил об этом всю неделю, но был дико заебан, и у меня банально не хватало сил. Потом я заболел. Последние два дня я чувствовал себя легче, но даже не садился. Не вижу смысла делать работу, если знаешь, что сделаешь её плохо и результатом будешь недоволен. Мне легче разочаровать её так, чем разочаровывать её в своих скиллах. Не знаю, в общем. Это крайне странная логика, но, как говорится, какая есть. Но, вообще-то, мне очень стыдно из-за этого. А ей обидно. Мне так кажется. Из-за этого еще хуже.
Вообще, мне до сих пор непривычно её постоянное отсутствие. Я не прошу всё её время. Просто надеюсь, что она не перетрудится, иначе ей же будет хуже. Она делает поразительные вещи, дорогой дневник. Сейчас она занята гравюрой. До сих пор не могу сложить паззл из кусочков её объяснений, чем именно она занимается, но, чёрт возьми, то, что она мне показывала - реально круто.
Когда-нибудь я заставлю её объяснить все то, чем она занимается.
Я не особо много думаю в последнее время и потихоньку покрываюсь слоем пыли. Нет, не так. Я думаю, но эти мысли не хочется записывать сюда сейчас. Их хочется оставить для более темных дней, чтобы они стали последней каплей, чтобы была идеальная строчка, куда можно вставить именно это предложение и сказать что-то типа "Ага, я знал, что ты сюда подходишь".
Остается совсем немного место до того, как вся графа заполнится, а мне, почему-то, очень этого хочется. Приятно было видеть свои простыни в самом начале. И не надоедало же мне столько писать. Вообще, даже если брать ролевые посты, раньше у меня получалось больше и как-то душевнее.
Работа над "Домом" идет медленно, но идет. Всё еще крайне недоволен тем, что получается. Не могу понять, почему, что создает еще больше недовольства. Хочу сделать так, чтобы обрадовалась Полина, и чтобы из-за этого обрадовался я.
Замечаю, что стал довольно жалким человеком - пытаюсь обрадовать людей, ничего толком не делая. Давно нужен кто-то, кто смог бы смачно пинать меня в задницу, приговаривая, что я должен работать. Но из-за этого работа наполнится отвращением и пойдет еще медленнее.
Замкнутый круг.
19.10.16.
Мартин.

13:17 

у человека осени нет ни корней, ни дома,
странные цветы проступают между лопаток
и под ключицами. речь его незнакома,
но язык его сладок.

Дорогой дневник,

Даже не знаю, с чего начать.
Кажется, скоро приедет Полина. Она говорит, что "если ей повезёт". Я молюсь, чтобы ей повезло. Засыпать и просыпаться с воспоминаниями о ней мучительно. Будто я тону каждый раз. Но мне нравится так тонуть. В общем, я не знаю. Мне всё еще не верится, но я пока не позволяю себе слишком много думать об этом.
Сегодня я подумал, что не могу привыкнуть к тому, как она обращается ко мне по имени. Это довольно... Странно? Не знаю. С детства у меня не было какого-то особенного отношения к нему. Помню, мне нравилось читать его значение. Помнится, это женская версия персидского имени. Мне хотелось соответствовать всем красивым значениям. Как будто я когда-то мог это сделать. Но когда Полина меня так называет... Не знаю, в общем. Это похоже на какой-то эррор у меня в мозгу, потому что очень трудно реагиовать на это правильно. Или не реагировать правильно. Прямо как в какой-то романтической мелодраме, ей-богу, но я упустил момент, когда вся моя жизнь превратилась в романтическую мелодраму.
Эпиграфы в моих записях не имеют совершенно никакого смысла, но это мой дневник, и я могу себе это позволить. Бессмысленные выражения, глупые переживания - всё это мое и ничьё больше!
Мне нравится перечитывать старые записи. Не знаю, почему. Они навевают воспоминания, хорошие и не очень. Сложно свыкнуться с мыслью, что человек, чьи переживания ты сейчас читаешь с усмешкой - это ты. И в будущем это тоже будешь ты. Вот так-то. Как-то сложно это понять. Я, хах, был очень подавлен в прошлом году. Наверное, моему окружению пришлось очень несладко. В любои случае, мне очень жаль, что сейчас я не могу вернуться в прошлое и сказать себе кое-что. Каждый раз, когда я задумываюсь, что скажу прошлой версии себя, ответ, в принципе, один и тот же. "Потерпи. Дай себе время - всё наладится. И, бога ради, не ной так громко, всем уши от твоего плача закладывает".
Страшно поверить, что уже конец октября. Время движется слишком быстро и недостаточно быстро. Кажется, меня заразили болевой времени, хах.
Мне даже нравится.
18.10.16
Мартин

21:51 

Дороги, которые мы выбираем
Не всегда выбирают нас

Дорогой дневник,

Почему-то за сегодня я очень устал. И вообще, за всю предыдущую неделю. Все в каком-то бешеном темпе "проснулся-пошел учиться-вернулся-поел-сел учиться-заснул" и так далее. Сейчас у меня на уме не так уж много заветных желаний, и не идти завтра никуда - одно из них. Но нужно, да и, к тому же, я правда соскучился за Алиной. Провести с ней время или же дать интроверту победить? Эта вечная дилемма уже порядком надоела.
А еще я хотел бы лежать сейчас рядом с Полиной. Знаешь, лежать рядом с ней всегда было удивительно комфортно. Обычно спустя какое-то время становится неприятно, слишком жарко или же чужое дыхание начинает раздражать. Сейчас я иногда вспоминаю эти вечные "Всё в порядке?" с обеих сторон, и мне становится смешно. Чуть-чуть. Серьёзно, представляю, как забавно это выглядело бы со стороны. Иногда я вспоминаю некоторые... Крайне смущающие вещи, которые я осмеливался делать. Такое ощущение, будто я был пьян.
Может, что-то в этом есть.
Я снова отвлекся. А еще засыпаю. Но сегодня я хотел сказать тебе довольно много. Надеюсь, в другой день у меня хватит на это сил и честности.
14.10.16.
Мартин.

23:02 

я бежал, пока не опустел.

Дорогой дневник,

Видишь, я всё же пытаюсь писать каждый вечер и не забывать о тебе. Честное слово, пока что это... Сложно. Под конец дня всегда чувствуешь себя опустошенным, особенно когда рядом нет человека, который смог бы пополнить запас твоей внутренней энергии.
Не знаю, что писать, но скоро мне обязательно что-нибудь прийдёт в голову.
Я смотрю ледибаг. Сначала мне показалось, что это настоящая муть, но так мне кажется на все вещи, что со временем начинают нравиться. Очень хочу отыграть по мотивом. Хотя, скорее просто - отыграть. Хочу зажечься игрой, думать только о ней, писать как можно чаще и лучше. Эх, давно такого не было. Хоть фэндом меняй, хотя марвел со всеми хедканонами и задумками сюжетов, что не судьба воплотить в жизнь до сих пор, стал мне родным.
Вообще, я должен заниматься делами, но... Не хочу. Можно ли мне простить эту погрешность?
Каждый раз меня несколько веселит реакция Аси. Она поражается тому, что я хожу на курсы, хорошо учусь, общаюсь с интернет-друзьями и делаю еще что-то помимо этого, при этом всё успевая. Парадоксальная закономерность: чем больше у тебя дел, занятия которыми приносят удовольствия, тем больше ты сделаешь. Честное слово, я никогда не понимал людей, которые делают то, что им не нравится. Они ведь пожалеют об этом рано или поздно. Наверное, это очень страшно проснуться в сорок с мыслью "Зачем я это сделал?". Хотя даже в сорок можно всё изменить, было бы желание. Страшнее, когда желания меняться нет. Надеюсь, будущий я, который, уверен, будет перечитывать эти строки, не станет кем-то таким.
Иначе знай, что ты из прошлого очень разочарован.
13.10.16
Мартин

главная